главная письмо поиск карта
главная
новости
о предприятии
о платежах
статистика
форум
справочная
публикации
поиск
Опросы
Опросы
Партнёры


Публикации

В этом разделе нашего сайта представлены публикации о деятельности "Единого расчётно-кассового центра города Саратова".
Наша деятельность открыта для жителей и журналистов. Мы всегда готовы ответить на любой вопрос.


С уважением,
МУП "ЕРКЦ г.Саратова"

22.12.2006
Алексей КУЛАПИН: «Я делал своё дело…»
С Алексеем Кулапиным, директором МУП «ЕРКЦ г. Саратова» в отставке (или – действующего резерва?), я встретился в элитном кафе «Восток – Запад», что на ул. Шевченко. Он, как и губернатор, любит зелёный чай, которого за четыре часа разговора было выпито немереное количество.

Сначала разговор не ладился: Кулапин высказывался весьма осторожно и обтекаемо, но затем беседа стала набирать остроту и содержательность по нарастающей.

Многое из того, о чём шла речь, пока нельзя разглашать по не зависящим от участников разговора причинам. Поэтому перед вами – лишь некоторые, но, тем не менее, достаточно интересные фрагменты долгой беседы, выстроенные в тематической последовательности.

– Чем вы объясните такое единодушие Романова и Грищенко по вопросу вашего увольнения? И насколько самостоятельным сити-менеджером, по-вашему, является Романов? – У Романова и Грищенко, на самом деле, много общего. Только это «общее» находится за пределами публичной политики и никак не отражено в их официальных биографиях… Скажем так: и тот, и другой своими корнями уходят в один «живительный источник», который питал, да и питает теперь целое поколение «современных управленцев» и «крепких хозяйственников» Саратова и Энгельса. И если Романов характеризуется, по меткому выражению одного своеобразного госслужащего, как «человек Лысенко под оперативным управлением со стороны Фейтлихера», то Грищенко, по этой аналогии, можно считать человеком от «энергетическо-ксероксной» вертикали под оперативным контролем со стороны всё того же неформального лидера нынешней городской Думы. При этом, и Лысенко, и Фейтлихер, и местное «проэнергетическое» лобби – не чужие друг другу политические игроки. Причём – системно.

Поэтому, когда Романов начал проводить административно-хозяйственную и кадровую политику «под чутким руководством Натаныча» (по выражению местного «златоуста» партии власти) – надо полагать, это стало возможным не без согласия со стороны его «шефа» – многое стало вставать на свои места.

А потом Романов с Грищенко и вовсе демонстративно «сплотились над решением общих задач», легализовав свой стратегический союз. У меня, например, это не вызвало никакого удивления. Очевидно, что, изображая разногласия по принципиальным вопросам, сложно объяснить окружающим «тёплый консенсус» по спорным темам. Уж слишком это было бы заметно как стремление реализовать частные интересы в обход интересов всех остальных членов городского сообщества. Вроде как, не солидно. А после того, как Олег Васильевич освободил себя от системной политической ответственности перед партией, обозначив это как «приобретение самостоятельности» и «здравомыслие», внутренне я уже был готов к любым неожиданностям в свой адрес. Опять же, исходя из понимания вектора интересов саратовского «инфернального гегемона».

– А чем всё же тогда можно объяснить недавнее публичное противостояние этих двух фигур – Фейтлихера и Грищенко? Ведь Грищенко, как «единороссу», сильно досталось в период выборов в гордуму: как только не потешалось местное медиа-сообщество над «шариковыми»…

– Мне кажется, что они (Фейтлихер и Грищенко – С.Г.) настолько хорошо знают друг друга, учитывая их общие интересы, что к ним, без какого-то иного подтекста, можно применить поговорку: «Милые дерутся – только тешатся». На самом деле, никто из них никаких «смертельных» ударов друг другу не наносил, притом, что они прекрасно знают «слабые места» друг друга.

Скажу даже больше: в последнее время я прихожу к убеждению, что зимнее предвыборное противостояние «команды Фейтлихера» и «команды Грищенко», как вы их назвали – «римлян» и «заводских», было вообще разыграно как по нотам. В результате этой «игры», под одной «кроной», вдобавок к Энгельсу – как к опорному пункту, оказался ещё и Саратов. Вячеслав Викторович Володин находится в Москве, где «занимается федеральной политикой» и не очень-то желает пересекаться с «политикой региональной», как минимум – саратовской (не очень понятно, как это возможно в принципе!) – вот поэтому «Единой России», в Саратове, «помогли» обрести имидж на редкость маргинальный структуры и уронить её реальный рейтинг.

Что до трений между Романовым и Грищенко – на первом этапе совместной работы, то это явилось инерционным следствием всё той же самой затяжной «игры», которую, как мне кажется, теперь им нет нужды продолжать, и – недостаточной осведомлённостью и «кухонной» конкуренцией их вассалов.

– Я так понял, что вы себя дистанцируете от этих «корней». Но разве не Фейтлихер привёл вас «за руку» к Аксёненко и представил как молодого и перспективного управленца, смышлёного парня, которому можно доверить создание и руководство ЕРКЦ?

– Всё было несколько не так… Рекомендовали меня на эту должность Захаров и Пожаров. А сама идея создания ЕРКЦ, по версии Татьяны Абрамовой, на тот период звучала примерно так: «Обороты – через «Экспресс-Волгу», поставка оборудования и связь – через «Оверту», суета – через кого угодно». Разумеется, цель перед разработчиками этой модели ставилась понятная: замкнуть финансовые потоки в системе ЖКХ, проводя их через банк. Подконтрольная Фейтлихеру «Оверта» имела для этого технические возможности – правда, «по мировым расценкам». СПГЭС в том момент в этой цепи не обозначалось. Создавалась основа будущей, более обширной ресурсной сети, которая должна была поглотить не только коммунальные платежи… ЕРКЦ предстояло это и многое другое интегрировать и грамотно реализовать на практике. Я считаю, что со своей задачей справился.

– А они? Они, похоже, так не считают. Почему?

– Ну, наверное, потому, что реализуемая моей командой концепция построения системного интегратора не позволяла произвольно манипулировать финансовыми потоками, удерживала их строго в рамках договорных отношений и в принципе не допускала непрозрачность всех этих финансовых потоков. Подобное, естественно, вызывало болезненную реакцию со стороны тех, кто ожидал от меня иного, ну и… В общем, начались попытки психологического, административного, «силового» давления, начались бесконечные проверки – со стороны той же Абрамовой, меня начали выжимать…

– В каком смысле?

– Во всех.

– А дальше?

– А дальше, в принципе, всё общеизвестно… Я начал, насколько мог, защищаться, заручился поддержкой со стороны… Короче, началась открытая фаза противостояния с теми, кто видел в ЕРКЦ всего лишь инструмент достижения частных целей. Я же ставил перед собой другую задачу и видел себя в ней на перспективу.

– Сити-менеджером?

– Скажем так: этот вариант не рекомендовали мне принципиально, да я и не хотел на тот момент «глубже» заниматься политикой. Я занимался делом, которое мне нравилось.

– Ваш бывший доверенный сотрудник, активно работающий сейчас против вас, в своём интервью, которое он дал за другого бывшего вашего доверенного сотрудника, а ныне – директора ЕРКЦ, предъявляет вам массу прямых обвинений. Ну, например: «Когда возник скандал, Кулапин попытался и пытается сейчас перевести экономические вопросы в политические», или: «Когда за предприятием, которым руководил человек, сумма долга в 20 миллионов, то кого прельстит такой вассал?» Что скажите на это?

– Отвечу словами великого русского поэта: «Его пример – другим наука!». Люди себя рекомендуют наглядно, а Саратов – город «тесный». Меня пытаются по-детски дискредитировать фамилиями не глупых, порядочных и весьма профессиональных людей, пусть и горячо не любимых их оппонентами и завистниками, а себя при этом – просто «размазывают» и обесценивают собственными действиями. Нельзя жить одним мгновением, ещё раз повторюсь: тайн в Саратове нет, тем более – вечных. Да и коллектив посулами и страхом долго не продержишь – люди банально «перегорают». Хочу обратить внимание: городской системе нужен рабочий механизм, а не только его «информационное эхо», к тому же – «глухое».

Что касается «перевода экономических вопросов в политические», «долга в 20 миллионов» и «прельщающих вассалов». Читал, как же. Отвечу. Там – даже не попытка обгадить, аки гордая, но хорошо «подкормленная» птица… Там, кроме всего прочего, – простое недопонимание. Или – невнимательность к моему письму. Что, впрочем, характерно для говорящего, и именно подобные огрехи приходилось корректировать через консалтинг – ребят просто «натаскивали». А в письме я не «экономику» перевожу в «политику» – наоборот: наших политиков и уважаемые политические силы пытаюсь вовлечь в экономический процесс, процесс реальный и жизненный. Искренне считаю полезным предоставить им возможность разобраться без «передёргивающих информационных шулеров» и оказать реальное влияние на развитие ситуации. Почему бы им (политикам – С.Г.) не проявить себя и не заработать политического капитала? Найдут, за что ругать – пусть ругают! А может, такая нервная реакция заинтересованных лиц – это как раз подтверждение актуальности и точности сделанного публичного предложения? А как же транспарентность, контроль и всё такое?

На счёт «долга & политиков». Если оценивать «феномен» 20-миллионного долга реально, именно политически – как результат определённой политики определённых лиц, то долг превращается в вексель, на много более дорогой, чем его номинал. Вот только мне его «предъявлять» не под силу. Но заинтересованные лица и структуры могут найтись и в федеральном центре, и в Саратове. Глядишь – и созреют. Я же этого делать не собираюсь. На днях меня назвали в одной передаче «коммунальным Ходорковским». Ошибочка вышла – на чужое кровное не претендую. Но, коли уж начали, – отвечу, тем более, что в СМИ уже и «Гитлером» спекулировали, и «Красной Армией». Я никому «джихада» не объявлял, ни коммунального, ни какого – я лишь не хочу, чтобы мне, делу пяти лет моей жизни и работникам ЕРКЦ местные адепты Михаила Ходорковского и Леонида Невзлина устраивали «холокост». Своими ли руками или руками различных «фарисейчиков», или – использованных «втёмную» государевых людей.

– Почему и когда, на самом деле, произошёл раскол в «команде Кулапина», и какую в этом роль сыграли Алексей Попеко и Сергей Нехаев? Почему именно Попеко возглавил МУП «ЕРКЦ г. Саратова»?

– Ещё в феврале, когда шла моя предвыборная кампания, у меня были серьёзные подозрения в адрес Попеко и Нехаева: не работают ли они на моего основного конкурента – Леонида Фейтлихера, который шёл по тому же округу? Например, мне тогда было абсолютно не понятно, чем руководствовались Попеко и Нехаев, когда выпустили и, будучи доверенными лицами, официально зарегистрировали в избиркоме листовку для дружественного мне на тех выборах кандидата – листовку, которую ребята состряпали в тайне от меня, от самого кандидата и от всех консультирующих сторон. Это была явная провокация, о которой мы узнали случайно, по звонку из округа, а не от них – они молчали, как две серые мышки.

Листовка была крайне любопытная – с мотивами антисемитизма и разжигания межконфессиональной и межнациональной розни. При этом, она была подписана названием православной организации, к которой имел отношение кандидат, а среди её членов много отставных военнослужащих и просто – православных россиян. Всё это влекло за собой не просто снятие человека с выборной «гонки». Это запускало обширную дискредитацию всех, так или иначе имеющих отношение к кандидату, меня (неформально её появление свалили именно на меня) и всех, кто меня консультировал, а также влекло много всяких разбирательств. Была бы косвенно задета и церковь, и национальные диаспоры…

В тот период различные «говорящие головы» по ТВ активно запугивали термином «русский фашизм», а в моём округе как раз, «совершенно случайно», шёл г-н Фейтлихер. Короче, грязи было припасено на всех. За их «художества» очень серьёзно было «поставлено на вид» именно мне. Хотя, контролировать Алексея Попеко и Сергея Нехаева, тем более – в период отстранения меня от должности, было принципиально невозможно. Парней тогда уже просто «несло». Так я думал на тот момент.

Позднее я убедился, что они меня попросту «сливают», и поэтому дальнейшая работа с ними стала вызывать много вопросов. Я согласен с тем, что они выполняли значительную часть технической и коммуникативной работы в период восстановления меня в должности директора, но приписывать все заслуги им я бы не стал. Один Ислентьев, в этом плане, сделал гораздо больше. И потом, ребята боялись прогадать – в своей «лотерее» – сыграть за «непобедителя». Да и просто боялись угроз рейдеров (что звучали в офисе от «заводских» представителей администрации, типа: «Я тебе голову проломлю»), поэтому на них тратилось очень много энергии, чтобы они не «мандражировали» и делали именно то, что может дать позитивный эффект.

Ходить «гоголем» они начали намного позже и, в основном, среди тех, кто был вне «эпицентра» борьбы. Этим их я, кстати, не попрекаю – им говорилось сразу: «Терпите, ребята, и делайте точно – что говорят: работает много людей, а видеть в публичном пространстве, в случае удачи, будут, в основном, вас. И научитесь кое-чему, чего не умели, и «прибарахлитесь»: публичную репутацию заработаете, а заработок придёт как следствие». Но в какой-то момент они «порешили» публичную версию принять как единственную и даже, вместо запланированных мероприятий по реабилитации коллектива, начали снимать сагу типа «Как мы отстояли ЕРКЦ» – с большим акцентом на саморекламу. Мне за них было стыдно, но они переставали слышать вообще.

Кстати, в стратегии «самопиара» они абсолютно скопировали ход «кандидата в депутаты» Фейтлихера, который в период выборов начал жёстко и публично критиковать местных «единороссов» далеко не сразу. По поразительной случайности это началось лишь после того, как команда с СПЗ, «пробив» весь город, застряла на ЕРКЦ и начала резко набирать издержки. В тот же момент появились «пламенные» критики «проволодинского крыла» партии власти.

ЕРКЦ же «ЕР» не критиковал – мы отделяли лиц, нарушающих закон, от брэнда, которым эти лица прикрывались. Хотя брэнд им ведь тоже кто-то дал! Мы даже О.В. Грищенко персонально не упоминали, хотя сам он давал «красивые» интервью, дискредитирующие ЕРКЦ и меня лично. Единственный раз, где прозвучала фамилия «Грищенко», – это мое интервью в «Комсомолке», последнюю версию которого у меня не утверждали. Оскорблять Олега Васильевича в мои планы не входило. Нехаеву и Попеко это объясняли популярно, но …

Когда желание ребят реализовывать себя уже вне интересов ЕРКЦ стало наносить ущерб, им был задан прямой вопрос: «Какова ваша стратегия?». Ответ был такого плана: «Пусть с ЕРКЦ будет что угодно, но наша фирма должна работать, а ЕРКЦ должен платить «по полной!». Вот только почему они сочли, что для ЕРКЦ это полезно, для меня загадка до сих пор. Потом ребята полезли в политику. Сделали «одноместный» клон сетевого проекта, в процессе разработки которого стажировался веб-программист, и выставились на продажу соискателям должности сити-менеджера уже публично. Мне эта тема была не интересна, и потом – это выходило за рамки целей и задач ЕРКЦ. К тому же, я не хотел брать на себя и на предприятие все политические риски, которые на этом поле неизбежны. А парней распирало от амбиций, им хотелось обеспечивать себя через ЕРКЦ и получать прибыль со стороны… И что любопытно – предложенные предприятию идеи, концептуальные разработки и структурные модели они самовольно решили реализовывать вне ЕРКЦ – в другом юр.лице.

Я не исключаю и того, что те же «старшие товарищи» могли внушить им: мол, пора, ребята, вылезать из «коротких штанишек», вот Кулапин, дескать, в ваши годы уже сам… Ну, и так далее. Они организовали ООО «Стратегия», соучредителями которого стали Попеко и сестра Серёжи Нехаева… Вот интересно: когда он говорил об аутсорсинговых структурах и о плате за их услуги, почему он умолчал об этом ООО, о тех ежемесячных суммах – под 400 000 рублей, которые они с Попеко (с июня 2005, между прочим, официальным сотрудникои ООО «Стратегия») выставляли МУПу, и по «счетам» которых у предприятия с ними были суды? Каков на сегодня баланс между МУПом и указанным коммерческим предприятием, сотрудниками которого, согласно его официальному сайту, являются и Попеко, и Нехаев?

– «Стратегия», насколько я понимаю, – это предприятие, которое активно сотрудничало с вами во время первого «захвата» ЕРКЦ. Сейчас эти люди находятся, так сказать, по другую сторону баррикад. В интервью газете «Новые времена в Саратове» Алексей Попеко охарактеризовал вас как «внутреннего рейдера». С чем связан разрыв отношений, и чем можно объяснить такую кардинальную смену позиции?

– Развитие отношений между МУП «ЕРКЦ г. Саратова» и ООО «ЦИПП “Стратегия”» невозможно понять без небольшой предыстории вопроса.

С октября 2005 г. Алексей Попеко и Сергей Нехаев начали обсуждать создание предприятия. Причём, сам Алексей Попеко, как я уже сказал, выступил одним из учредителей «Стратегии». Для того, чтобы заниматься свом ООО, он даже на время уволился из ЕРКЦ, хотя позже, в декабре 2005 г., вернулся на работу в МУП – на должность замдиректора по правовому обеспечению. Таким образом, сложилась такая ситуация, что Попеко занимался юридическим сопровождением договорных отношений между «Стратегией» и МУП «ЕРКЦ г. Саратова», одновременно являясь соучредителем «Стратегии». Такое положение дел было серьёзным организационным просчётом.

Впоследствии выяснилось, что договора между ООО «ЦИПП “Стратегия”» и МУП «ЕРКЦ г. Саратова» были составлены, практически, на кабальных условиях: это касается как сроков договоров, так и издержек, которые несёт МУП в случае разрыва договорных отношений. В течение нашего недолгого сотрудничества с ООО «ЦИПП “Стратегия”» стало понятно, что нас не может удовлетворить качество информационно-правовых услуг, оказываемых фирмой Нехаева и Попеко, и мы приняли решение не пользоваться услугами этой организации.

Озвучиваемые представителями ООО «ЦИПП “Стратегия”» задолженности на сумму 1 млн. рублей являются не результатом отказа от оплаты предоставленных услуг, а следствием некорректных договорных условий. Исходя из этого, МУП «ЕРКЦ г. Саратова» в судебном порядке отстаивало точку зрения, согласно которой необходима экспертиза качества информационных продуктов ООО «ЦИПП “Стратегия”» и оплата фактически оказанных услуг, а это – сумма на порядок меньше, чем пресловутый миллион рублей.

Особенно интересно то активное участие, которое принимал Попеко в разработке проектов по созданию некоммерческих партнёрств (НП «ЕРКЦ»). Во время работы в должности замдиректора по правовому обеспечению Попеко разрабатывал существующий ныне формат договорных отношений с НП, составлял и визировал проекты договоров по организации НП. Если он – юрист, и, по его мнению, это было незаконно, то возникает вопрос: почему он не озадачился тем, легитимно ли это?

В июне Попеко уволился по собственному желанию и перешёл на аналогичную должность внутри ООО «ЦИПП “Стратегия”», а затем, в августе, получил вакансию замдиректора по общим вопросам в «Саратов-облтеплоэнерго». Одним из его достижений стало создание в структуре этой организации некоммерческого партнёрства.

Теперь, когда в руках Алексея Попеко оказались финансовые рычаги МУП «ЕРКЦ г. Саратова», следует ожидать немедленного возврата всех кредиторских задолженностей МУП «ЕРКЦ г. Саратова» в пользу ЦИПП «Стратегия» – в ущерб другим кредиторам.

Кроме того, возможна попытка проведения процедуры переуступки долгов некоммерческих партнёрств «ЕРКЦ» МУПу «ЕРКЦ» с целью дальнейшего погашения этой задолженности из средств муниципального предприятия. С этих позиций можно по-другому взглянуть на проблему «внутреннего рейдерства» в МУП «ЕРКЦ г. Саратова» и дать более объективную оценку: кто же, в действительности, сегодня является рейдером на предприятии.

И – отдельный вопрос: о чём думали «городские головы» Н.С. Романов и О.В. Грищенко, когда, высказывая мне весьма «притянутые» претензии, вместе с этим, нанимали и благословляли «на дело» исполнителей, на порядок более не корректных? В том числе, и по обсуждаемым критериям. Или это такие преднамеренные похороны системы ЕРКЦ?

– Возможно такое, что всё это происходит лишь потому, что вас считают «человеком Аксёненко»?

– Кем бы не считали, но должны быть какие-то пределы. Иначе – хаос: с такими стандартами деловых отношений городскому сообществу будет очень сложно жить. А что касается Юрия Николаевича – тема эта ни разу не обсуждалась, но он понимал, что пока «пожирают» и «бьют» меня, до него – временно – не доходят. Я знал, что он знает: что мне это понятно. Он не помогал, но и, исходя из своих интересов, не делал того, на что его толкали мои оппоненты. Немного «людоедством» попахивает, но я не в претензии к нему: он был зависим от своих «защитников-помощников» не меньше, чем нынешний глава.

– Какое отношение к развитию событий в ЕРКЦ и вокруг него имел Сергей Ислентьев, и в чём конкретно выражалось его влияние на эти процессы?

– Он помогал сотрудникам различных государственных структур не нарушать закон. И делал это квалифицированно, твёрдо, но – не грубо. Что касается Сергея Алексеевича – не дай Бог кому-то того, что пришлось ему испытать! Включая самых ярых моих оппонентов… И с Ислентьевым я начал работать потому, что он хорошо знал «агрессора» и имел очень хороший практический опыт. И потом, к нему приходили сложные клиенты, когда все остальные специалисты, как правило, опускали руки или просто начинали «разводить». А он работал на совесть и, что принципиально, в правовом поле. Для ЕРКЦ, который строился как принципиально правильный экономический механизм и защищался в правовом поле, всё это было важно.

– Считаете ли вы, что нападение на Ислентьева было мотивировано именно его участием в борьбе, развернувшейся за контроль над ЕРКЦ?

– Я это вполне допускаю. Конечно, нельзя отбрасывать в сторону историю с «Волгомостом», «Соколом»… Не исключено, что всё это как-то связано. Взаимосвязано, точнее. Как минимум, людьми, участниками и заинтересованными сторонами процессов.

– Известно, что в состав рабочей группы, проводившей проверку деятельности МУП «ЕРКЦ г. Саратова» совместно с КРУ Администрации г. Саратова, вошли депутаты гордумы Коврегин, Турунтаев, Сафьянов, Янклович и Козин. Почему – именно они?

– Во-первых, мнение, будто бы «депутаты рабочей группы вместе с «КРУшниками» проверяли работу ЕРКЦ», – заблуждение, растиражированное прессой с чьей-то недобросовестной подачи. Ранее со стороны предприятия был подан в суд иск – на бездействие Администрации – с целью: либо изменить губительную для предприятия тарифную политику, либо установить в судебном порядке, что называется, «автора» проблемы и дать этому соответствующие оценки. А эта группа была создана лишь 13 ноября, в том числе, как реакция на наш иск. Она должна была проверить обоснованность новых тарифов на услуги ЕРКЦ и дать по ним своё заключение. Это необходимо для утверждения изменений гордумой – без этой процедуры вводить их было нельзя. До момента моего внезапного увольнения не было ни одного заседания данной рабочей группы.

Изначально, принятые по инициативе Татьяны Абрамовой «кривые» тарифы на наши услуги так и не были выровнены: за 100 % работы мы получали лишь 30 % от соответствующей оплаты, а рассчитывались «по полной». О пересмотре тарифов – более полутора лет – нас не слышали вообще, а наши письма просто игнорировались в Администрации. Такая проводилась – в отношении предприятия – политика. При предельно не корректной тарифной политике деятельность ЕРКЦ оценивалась сторонними специалистами как высокопрофессиональная, но экономика предприятия логично становилась убыточной.

И я постоянно информировал об этом: сначала Аксененко, затем Грищенко, потом Романова… Вот она – «преемственность власти»! Никто и пальцем не пошевелил. Либо на этих «пальцах» стояла и стоит чья-то «нога».

Я вынужден был предположить, что это – возможно, намеренное бездействие и затягивание решения «горячего» вопроса. Кому-то очень надо подвести ситуацию к коллапсу. Вы представьте себе: мы вынуждены были подать иск в суд – иск от МУПа на Администрацию, на своего хозяина! Это до чего же надо довести муниципальное предприятие, чтобы его руководство решилось на подобное?!

Далее, комиссия, созданная Администрацией города Саратова, проверяла деятельность ЕРКЦ с 10 октября, но с результатами этой проверки меня не ознакомили до сих пор. Итоговый документ, если его можно так назвать, появился вообще через неделю после моего увольнения. Какие ещё нужны к этому комментарии?!

Что касается состава «тарифной группы», то она как нельзя лучше отражает то, о чём я уже говорил: партийные брэнды в этом раскладе, как и формальная принадлежность к тому или иному политическому лидеру, не имеют никакого значения вне поля публичной политики, потому что многие из этих фигур являются «веточками» одной «кроны» и совместно решают «поставленную перед ними задачу».

– Алексей Иванович, сторонние наблюдатели не могут отделаться от мысли, что ставшая традиционной ежегодная смена власти в ЕРКЦ – на короткий период – на самом деле необходима для того, чтобы «слить» с этой «плотины», перегородившей финансовые потоки в сфере ЖКХ, определённое количество «бабла». А все эти организационно-кадровые «разборки» – так, для «прикрытия»… Чем вы можете опровергнуть такую точку зрения?

– В каком смысле – «для “прикрытия”»?

– Ну, если принять за данность, что, на самом деле, между Фейтлихером и Грищенко не было никакого реального противостояния, а была всего лишь «игра на публику», чтобы «развести лохов», то где гарантии того, что и с Кулапиным такой спектакль не разыгрывается?

– Я, честно говоря, не думал на счёт такого подхода к ситуации… Даже, если и допустить, чисто гипотетически, вероятность такой «игры», то, в любом случае, она предполагает использования меня «втёмную». Ведь со мной не было договорённости об этом, и не я выступал с планом «глобального переустройства» Саратова заодно с Грищенко – я говорю чистую правду. Да и потом: какой смысл в этом? Предприятию после погромов начала года никакой помощи оказано не было. И к тому же, людей с наручниками и задачей «решить проблему по-любому» к себе в больницу не заказывают! А в кардиологии я лежал, к сожалению, абсолютно серьёзно.

– Рукотворный кризис или коллапс всегда имеет смыл для тех, кто преследует определённую цель. 11 сентября, например, для американцев имело очень большое практическое значение…

– Согласен… И всё же – в моём случае – я бы не стал делать поспешных выводов… Впрочем, любопытно. Ведь, в принципе, все мои дальнейшие шаги можно легко просчитать. В этом плане, я предсказуем. А ЕРКЦ таких «игр» может просто не пережить. Именно поэтому я высказался за «включение» в ситуацию представителей Правительства области, СРО «Единая Россия» и СРО «Справедливая Россия». Пусть конкурирующие конструктивные участники видят всё и никому не дают лгать.

– В таком случае, как вы прогнозируете дальнейшее развитие событий?

– Следующим этапом этой «большой игры» может стать кризис неплатежей, доведение МУП «ЕРКЦ г. Саратова» «до ручки», ликвидация этого предприятия и передача всех биллинговых функций в системе саратовского ЖКХ какой-нибудь коммерческой структуре или, для начала, энгельсскому ЕРКЦ – под непосредственный контроль тамошнего городского руководителя.

Затем, такую же участь пророчат и «Саратовводоканалу»… Всё это – звенья одной цепи. По сути, создаётся мощная, аккумулирующая все ресурсы города система, закрытая от всех «чужих», абсолютно не толерантная и не терпимая к оппонентам, необходимая для того, чтобы подходящий лидер той неформальной группы стал, например, губернатором или просто неприкасаемым лидером рейдеров. Либо – и то, и другое. Прицел, я думаю, делается именно такой. Возможно, они даже нарекут себя «патриотами Саратовщины». Каких чудес только не бывает!

Беседовал Сергей Гавердовский


По информации газеты "Саратовский репортер"

«« вернуться к списку публикаций




Архив
    Официальный сайт ФК "Сокол"официальный сайт администрации СаратоваЮрбюро